Arianastorm.com

Главная | Actual Topics | Обратная связь | Guest Book | В избранное | Сделать домашней
Категории
 Новости Средней Азии
 Новости Культуры
 Информация о Средней Азии
 Туризм и путешествия
 Блоги о Индии
 Предложения от тур компаний
Календарь

June, 2018
ПнВтСрЧтПтСбВс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Опросы
Какую из этих стран Вы хотели бы посетить?

Таджикистан
Узбекистан
Киргизия
Туркмения


Результаты
Другие опросы

Всего голосов: 165
Комментарии: 0
Ссылки

Архив Новостей
  June 2018 (7)
  May 2018 (10)
  April 2018 (11)
  March 2018 (11)
  February 2018 (10)
  January 2018 (25)
  December 2017 (31)
  November 2017 (24)
  October 2017 (34)
  September 2017 (33)
  August 2017 (22)
  July 2017 (1)
  June 2017 (1)
  May 2017 (1)
  February 2017 (27)
  January 2017 (36)
  December 2016 (32)
  November 2016 (31)
  October 2016 (30)
  September 2016 (29)
  August 2016 (34)
  July 2016 (27)
  June 2016 (31)
  May 2016 (34)
  April 2016 (28)
  March 2016 (31)
  February 2016 (39)
  January 2016 (27)
  December 2015 (30)
  November 2015 (38)
  October 2015 (32)
  September 2015 (37)
  August 2015 (34)
  July 2015 (40)
  June 2015 (36)
  May 2015 (31)
  April 2015 (99)
  March 2015 (66)
  February 2015 (78)
  January 2015 (24)
  December 2014 (85)
  November 2014 (91)
  October 2014 (136)
  September 2014 (171)
  August 2014 (19)
  July 2014 (171)
  June 2014 (27)
  November 2013 (32)
  October 2013 (25)
  September 2013 (55)
  August 2013 (67)
  July 2013 (5)
  June 2013 (11)
  May 2013 (9)
  April 2013 (10)
  March 2013 (12)
  February 2013 (29)
  January 2013 (7)
  December 2012 (1)
  November 2012 (2)
  September 2012 (2)
  August 2012 (1)
  June 2012 (1)
  April 2012 (1)
  February 2012 (3)
  November 2011 (3)
  October 2011 (1)
  September 2011 (1)
  July 2011 (3)
  May 2011 (2)
  April 2011 (3)
  October 2010 (2)
  September 2010 (12)
  August 2010 (4)
  June 2010 (18)
  May 2010 (74)
  April 2010 (87)
  March 2010 (50)
  February 2010 (25)
  December 2009 (6)

Эксперт – о турецком кризисе: возвращение военных в политику, курды и сирийская ловушка

Общие новости из Средней Азии

В Московском центре Карнеги прошел семинар, посвященный сегодняшнему турецкому кризису. Доклад «Ближневосточный гамбит Эрдогана: есть ли будущее у «Новой Турции»?» делал Павел Шлыков — доцент кафедры истории стран Ближнего и Среднего Востока Института стран Азии и Африки (ИСАА) МГУ им.Ломоносова. «Фергана» предлагает изложение основных тезисов доклада: чем нынешний кризис отличается от предыдущих, возвращение военной турецкой элиты в политику, обострение курдской проблемы и сирийская ловушка для Анкары.

Новое в турецком кризисе

Нынешний кризис – не первый в Турции. Можно вспомнить семидесятые годы, когда коллапс турецкой экономики, в тот момент очень уязвимой, в условиях нефтяного кризиса наложился на комплекс острых социальных проблем. Это вылилось в рост насилия, массовые акции неповиновения со стороны молодежных организаций, как ультраправых, так и леворадикальных. Есть статистика: 230 человек жертв уличных беспорядков в 1977 году, 1200 – в 1978 году, более 1500 погибших в 1979 году. Итог – военный переворот, и Турция входит в пору жесткой централизованной власти.

Второе сложное десятилетие, из которого Турция тоже вышла, - девяностые, когда инфляция достигала трехзначных цифр, шло обострение курдского конфликта. Но Турция справилась.

И если смотреть на ситуацию сегодняшнего кризиса глазами историка, то можно говорить, что раз Турция преодолела кризисы семидесятых и девяностых, то и нынешний можно преодолеть. Но характер и основные показатели нового кризиса существенно отличаются, и уверенно ответить на вопрос, сможет ли Турция выйти из него столь же стремительно, - нельзя.

Чем отличается кризис, с которым Турция столкнулась сегодня, от того, что можно было наблюдать в семидесятые и девяностые?

Во-первых, многоуровневый характер проблем, которые охватили практически все сферы общественно-политической жизни, начиная от экономики и работы внутриполитических институтов и заканчивая межгосударственными отношениями. Кризис все больше проявляется в функционировании самих государственных институций.

Соцопросы фиксируют растущую неуверенность в будущем у основной массы населения Турции. И все острее ощущается исчерпанность того государственного и общественного проекта, который существует и реализуется в Турции. Причем это касается как «кемалистского проекта», так и проекта консервативно-демократического, с которым плотно ассоциировалась партия Эрдогана и его политика, особенно 2000-х годов.

В этом ключе важно рассмотреть ряд тесно взаимосвязанных вопросов и сюжетов. Во-первых, это проблема наращивания влияния военной элиты и угрозы возможного военного переворота в ближайшей перспективе.

Второй вопрос – новый формат курдской проблемы и турецко-курдского противостояния.

Третий сюжет - ближневосточная политика Анкары, те развилки и тупики, в которых оказалась Турция на сирийском направлении.

И последний вопрос – перспектива самого Эрдогана и «Партии справедливости и развития» в условиях кризиса и фактор Эрдогана как фактор поляризации турецкого общества.

Возвращение военной элиты в политику

Хорошо известно, что активное вмешательство военных – одна из отличительных черт политической истории страны, и при этом Реджеп Тайип Эрдоган в своей политической платформе 2000-х годов заявлял, что Турция будет преодолевать это «закулисное государство военной элиты» и обещал переформатировать военно-гражданские отношения. Тем более это было удобно проводить в контексте европеизации Турции, поскольку Евросоюз требовал от Турции установления новых военно-гражданских отношений: армия должна оставаться в казармах и служить гражданским политикам, а не указывать им, как действовать.

Если говорить об угрозе военного переворота, то этому могут способствовать три фактора: острый внутриполитический кризис; возрастание внешней угрозы и угрозы безопасности страны; обострение курдской проблемы.

В нынешней ситуации все три момента налицо. Можно добавить и напряженный информационный фон: подогреваются ожидания общества, что вот-вот что-то должно произойти.

Нынешнее обострение турецко-курдского противостояния, которое началось после теракта в Суруче, произошло на фоне реализации курдской инициативы примирения, прекращения огня. Есть данные о серии встреч между лидером прокурдской Демократической партии народов Селахаттином Демирташем и председателем правительства Ахметом Давутоглу, которые прошли еще в феврале 2015 года, по итогам были достигнуты какие-то соглашения. Четкой информации, о чем договорились, нет, но, тем не менее, переговорный процесс не прекращался, пока не прошли июньские выборы и не случился взрыв в провинции Шанлыурфа, в городе Суруч, 20 июля.


Теракт в Суруче

Тогда было перечеркнуто все: и достигнутые результаты, и риторика о том, что война с курдами экономически затратна, а турецкий народ уже принес на алтарь турецко-курдского противостояния колоссальное количество жертв. Все это было в одночасье забыто.

И что получается? С одной стороны, в стране открывается «восточный фронт». С другой – Эрдоган фактически предает ценности, которые его партия и правительство отстаивало в течение нескольких лет, продвигая идею несилового решения курдского вопроса.

Можно это расценить не только как действия в условиях изменившейся конъюнктуры: потеря большинства в парламенте после выборов, рост популярности курдских политиков – но и как сдачу части позиций военной элите. И если рассматривать это так, то мы видим, что возникает ситуативный, конъюнктурный союз: коалиция с военной элитой, которая с 2007-2008 года активно вытеснялась из политической сферы и подвергалась репрессиям: количество отставных и действующих высших офицеров, отправленных по разным делам в тюрьму, превысило 300 человек.

Но все это было забыто, и возникла необходимость делиться властью с военной элитой. Произошло это достаточно мягко, и основные СМИ даже не сфокусировались на этом моменте. В сентябре 2015 года стали проводиться массированные спецоперации в городах на юго-востоке Анатолии, охвачено было порядка семи курдских городов: Джизра, Силопи и так далее – это полтора миллиона жителей. Комендантский час, отсечение от электричества, связи, интернета, тотальные зачистки…

Павел Шлыков
Павел Шлыков, доцент Института стран Азии и Африки МГУ, кандидат исторических наук
И когда операция против «Рабочей партии Курдистана» вошла в такую фазу именно на территории Турции, правительство издало указ, согласно которому приоритет в принятии оперативных решений передавался именно военным гарнизонам, военному командованию. Слово губернатора не являлось решающим.

Означает ли это, что военная элита возвращается в политику? Сложилась парадоксальная ситуация: законы, которые принимались для того, чтобы отобрать политическую субъектность у армии во второй половине 2000-х годов, стали мешать власти повернуть все вспять, вывести военную элиту из-под удара и сделать ее своим тактическим союзником.

Насколько реален военный переворот?

С одной стороны, армия сохраняет за собой статус наиболее влиятельного государственного авторитетного института в Турции, несмотря на акции, порочащие военную элиту, характерные для 2008-11 годов. Армия сохранила то, что десятилетиями нарабатывалось в кемалистской республике.

Но нет ощущения, что армия и военная элита могут осуществить военный переворот, как это было в мае 1960 года, в марте 1971-го или в сентябре 1980-го.

Вспомним 2007 год. Все реально ожидали, что военная элита осуществит госпереворот, поскольку не сможет сдать пост президента политику с исламистскими корнями – Абдулле Гюлю. На ресурсе Генштаба был опубликован меморандум. Но не сложилось. Армия и элита почувствовали, что поддержки общества не достаточно, военный переворот может оказаться неуспешным и будет означать существенные потери для военной элиты.

Сегодня тоже возникает ощущение, что военная элита возвращается и выступает противовесом той политике, иногда авантюрной, особенно внешней, которую демонстрирует Реджеп Тайип Эрдоган. Весной 2015 года шли разговоры о турецком вторжении в Сирию, но военная элита сумела переубедить политиков, и интервенция не была осуществлена. То же мы наблюдаем и в конце зимы 2016 года: политики заявляют, что именно сейчас очень удобный момент для вмешательства, и если его упустить, то Турция никогда не вернет себе субъектность в сирийских делах. Однако военная элита оказывается очень важным противовесом с точки зрения ощущения «красной линии», перейти которую едва ли возможно и вряд ли нужно.

Новый формат курдской проблемы

Более тридцати лет существует курдская проблема. Курдское меньшинство, которое в Турции насчитывает, по разным данным, от 10 до 12 млн человек, т.е. 15% населения, последние годы продемонстрировало способность к политической консолидации. Это новое для турецкой и курдской политики. Тут сыграло множество факторов, в том числе появление «Исламского государства» (террористическая группировка, запрещена в России. – Прим. «Ферганы».) и необходимость консолидации для борьбы с ним. Но в турецком контексте важно, что это произошло в условиях борьбы за власть, и индикатором стали парламентские выборы 2015 года, и июньские регулярные, и ноябрьские досрочные.

Раньше турецких курдов можно было разделить на три политические группы: националистически настроенные, которые были главным ресурсом «Рабочей партии Курдистана», и они могли поддерживать те политические силы, которые выражали лояльность РПК или не демонстрировали неприятие идей РПК под руководством Оджаллана.

Вторая группа – левые курды-алевиты. С шестидесятых годов они составляют достаточно последовательный электорат социально-демократических партий, прежде всего Народно-республиканской партии. Им были близки секулярные ценности Кемалистской республики, которые отстаивала НРП.

И, наконец, религиозно-консервативные курды, которые, по разным подсчетам, составляли примерно половину всех турецких курдов. И в 2000-е годы они встроились в систему ценностей, которую Турции предложила «Партия справедливости и развития», и поддерживали ПСР. Значительная часть турецких курдов как бы выводилась за рамки курдской проблемы: с ними можно было вести диалог.

Но в 2015 году эта схема дала трещину, которая, в том числе, стала следствием разочарования этих религиозно-консервативных курдов в ПСР. Можно выделить несколько факторов, и главный – психологическое чувство солидарности с курдами города Кобани, который находится на сирийской территории возле турецкой границы. Турецкие военные не вмешивались и лишь наблюдали, как боевики ИГИЛ в сентябре 2014 года сжимают в осаде этот курдский город. Тогда турецкие курды, в частности, из города Джизра, шли добровольцами на помощь сирийским курдам.

Это чувство разочарования сыграло злую шутку с ПСР, которая боролась за курдский электорат, и и июле 2015-го курды проголосовали не за ПСР, а за партию Демирташа, которая не пропагандировала радикальных методов (Демократическая партия народов стоит на несиловых методах борьбы, хотя власти часто забывают об этом и ставят ДПН на один уровень с РПК) отвечала той модели всеохватной партии, которую предлагала ПСР все двухтысячные годы.

Внешние угрозы не вызывают консолидации общества

Важный фактор эскалации напряженности в Турции – протяженность турецко-сирийской границы, почти 900 км. Критики Эрдогана твердят о проницаемости этой границы: мол, джихадисты заходят на территорию Турции подлечиться и обновить амуницию. Но ведь эта проницаемость имеет и вторую сторону: граница открыта и для тех, кто идет в Турцию совершать теракты. Фактор проницаемости границ ставит Турцию не только под удар западных союзников, борющихся с ИГИЛ, но и угрожает внутренней безопасности страны.

Однако вопрос угрозы национальной безопасности сегодня не вызывает консолидации в турецком обществе. И это то новое, чем характеризуется ситуация в Турции.

Когда шла борьба с боевиками РПК, местное население иногда даже помогало турецким силовикам. Существовал некий общественный договор: мы вам обеспечиваем безопасность, а вы нам помогаете бороться с радикалами. Курды были разобщены, как и все турецкое общество. Однако теперь угроза национальной безопасности не объединяет, а наоборот – разъединяет на два лагеря: тех, кто поддерживает политику власти и ПСР в отношении курдов, и тех, кто выступает против силового решения курдского вопроса.

Даже турецкие ученые, которые до последнего не стремились оказаться в авангарде политических баталий, - выступили в январе 2016 года с открытым письмом «Мы не будем частью этого преступления», в котором призвали турецкие власти «прекратить резню и бойню» на юго-востоке страны и вернуться за стол переговоров для мирного урегулирования курдской проблемы (письмо подписали более 1100 человек. – Прим. «Ферганы».). Против ученых была начата кампания, часть из них уволили из университетом, все это получило международный резонанс.

Сирийская ловушка для Турции

Прошедший год сирийские дела развивались в крайне нежелательном для Турции ключе. А после 24 ноября, когда Турция сбила российский Су-24, Анкара фактически утратила большинство возможностей как-то влиять на ситуацию в сирийском кризисе.

Турецкие проправительственные СМИ последние недели активно продвигают идею, что сейчас настал удобный момент вмешаться и вернуть себе субъектность в сирийских делах. Решится ли Турция на интервенцию – это вопрос.

Во-первых, войсковая операция требует огневого прикрытия с воздуха, без которого в современных условиях невозможно ведение сколь-нибудь серьезных боевых действий. Артиллерия – а Турция ведет огонь по позициям сирийских курдов – такого прикрытия дать не может.

Кроме огневого прикрытия, с воздуха удобней осуществлять наблюдение и разведку за перемещением сил противника. Отвод и переброску войск также лучше проводить вертолетами, это минимизирует человеческие потери. Позволит ли Россия, фактически контролирующая небо над Сирией, турецким боевым самолетам и вертолетам хозяйничать в сирийском небе? Очевидно, что ответ отрицательный.

Второе. На политико-дипломатическом уровне войсковую операцию откровенно поддерживают Саудовская Аравия и ряд других стран Залива. Если Эрдоган решится на вторжение, то он должен одновременно решиться выступить и против США, и против западных союзников, и против России. Это большой риск, и вряд ли Эрдоган на него пойдет. Кроме того, на земле придется воевать и с джихадистами из ИГИЛ, и с армией Башара Асада, и с сирийскими курдами. Не слишком ли много фронтов?

Третье. Турция, ввязавшись в наземную операцию в Сирии, откроет у себя второй фронт турецко-курдского противостояния. И то, что относительно локализовано сейчас в Юго-Восточных провинциях, может перехлестнуться и на всю территорию, а ресурсов контроля у власти недостаточно, и последние теракты это отчетливо показали.

Таким образом, можно говорить, что все, что происходит в Турции вокруг Сирии, во многом является «продуктом внутреннего потребления», направленным на мобилизацию турецкого общества, прежде всего, в условиях обострения противостояния на Юго-Востоке.

Перспективы Эрдогана и его партии

Сам по себе турецкий эксперимент построения демократии приобретает причудливые формы. С одной стороны, в первые годы нахождения у власти Эрдоган запускает проект амбициозных политических и экономических реформ. Для многих в Турции, как сторонников, так и противников «Партии справедливости и развития», - то, что осуществлялось до 2007 года, было прорывом. Но с 2007 года и особенно после 2010-го, когда была осуществлена последняя конституционная реформа, картина резко изменилась, и вектор общественно-политического развития принял иное направление. Более того, сами реформы и достижения 2000-х подверглись ревизии.

Если говорить только о сценарии дальнейшего политического развития Турции, то страна стоит перед выбором. С одной стороны, модель, которую предлагает Эрдоган: всенародно избранный президент-автократ, который опирается на поддержку электората и подотчетен только своим избирателям. С другой стороны – вариант полноценного парламентаризма, который сопряжен с созданием более конкурентной избирательной среды, конкурентных выборов и более представительного парламента.

От кого зависит, по какому сценарию Турция пойдет? Ответ очевиден – да, от Эрдогана. Но нужно обратить внимание на Ахмета Давутоглу - главу правительства, который по Конституции является главой государства.

Если бы Ахмет Давутоглу мог добиться существенной поддержки среди депутатов партии и вежливо попросил бы Эрдогана заниматься своим делом в рамках конституционных полномочий – вероятность реализации второго сценария была бы существенно выше. Но как действует Давутоглу? После августа 2014 года, когда Эрдоган стал президентом, а месяц спустя Давутоглу – главой правительства, Эрдоган выбрал Давутоглу своим преемником, поскольку тот – человек лояльный. Давутоглу не обладает на сегодняшний день ни необходимой для самостоятельных шагов харизмой, ни поддержкой, ни обширным кругом соратников и сторонников, - чего у Эрдогана в достатке.


Реджеп Тайип Эрдоган, победивший на выборах в июне 2014 года

Более того, сам Давутоглу не стремится бросать вызов власти и влиянию Эрдогана. Эрдоган может инициировать вопрос о смене лидера партии на ежегодном партийном конгрессе, и заменить Давутоглу на более лояльного и удобного человека.

После того, как Эрдоган стал президентом, начало действовать негласное правило приоритетности президента во всех вопросах управления страной, даже в делах правительства. Формально права президента ограничены действующей Конституцией, но фактически он уже действует по модели, которую предлагает: очень ограниченная система сдержек и противовесов и широчайшие полномочия всенародно избранного президента, подотчетного только электорату.

Можно отследить по новостям: за Эрдоганом всегда – первое слово по всем критически важным вопросам, внутри- или внешнеполитическим. И само правительство фактически следует курсу Эрдогана. Более того, турецкие газеты пишут, что министры сначала встречаются с Эрдоганом, а потом уже с Давутоглу.

Судя по всему, сам Ахмет Давутоглу в значительной степени смирился с фактом такого колоссального влияния Эрдогана на партию, лидером которой формально является сам премьер. Но система двойного или дублирующего управления не устраивает Давутоглу, и здесь уже могут быть разные сценарии развития. Премьеру даже задавали вопрос, что он думает насчет президентской формы правления и той модели, которую отстаивает Эрдоган.

И Давутоглу очень аккуратно ответил, что непродуктивно день и ночь обсуждать этот вопрос, и его задача - максимально эффективно сделать все, что возможно, в рамках существующей политической системы.

Записала Мария Яновская





  


Разместил: Фергана.Ру | Дата: 04.03.2016 | Прочитано: 578 | Раздел: Общие новости из Средней Азии   

Рейтинг статьи

Средняя оценка: 0.00/0Средняя оценка: 0Всего голосов:0

Отлично
Хорошо Нормально Пойдёт Плохо


Смотрите также связанные темы

19.10.2015 Германия, вслед за США, не станет выводить войска из Афганистана (3)
В Ташкенте представитель посольства Германии в Узбекистане сообщила сетевой газете Постсоветский Конгресс, что правительство ее страны, вслед за США решило оставить своих военных в Афганистане на неопределенный срок. Основание: возросшая активность движения «Талибан» и других террористов.
12.09.2016 Военных из РФ торжественно встретили на учениях в Киргизии (6)
Накануне на международные учения ШОС под названием «Мирная миссия-2016» в Киргизию прибыл воинский контингент Российской Федерации. Как оповестили в управлении обеспечения Генерального штаба Киргизии, на территории воинской части 20636 прошла торжественная церемония встречи российских военных.
10.01.2017 Президент Туркменистана провел первое в 2017 году заседание Государственного совета безопасности
Сегодня Президент Туркменистана, Верховный Главнокомандующий Вооружёнными Силами страны генерал армии Гурбангулы Бердымухамедов провел расширенное заседание Государственного совета безопасности, на котором были подведены итоги деятельности военных и правоохранительных органов в 2016 году.
06.02.2017 Российский эксперт: «От визита российского президента в Таджикистане ожидают многое»
В конце января 2017 года в Душанбе в рамках заседания таджикско-российской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству состоялись переговоры премьер-министра Таджикистана Кохира Расулзода с первым вице-премьером России Игорем Шуваловым.
20.02.2010 Семьи российских военных покинут авиабазу в Киргизии в марте (3)
Семьи российских военных, несущих службу на авиационной базе РФ в городе Кант в Киргизии, с 1 марта покидают территорию среднеазиатской республики.
08.03.2010 В вопросе с Рогунской ГЭС Узбекистан стремится избежать конфронтации: эксперт
Независимый эксперт Сергей Ежков считает, что менее всего Узбекистан заинтересован в политизации проблемы строительства Рогунской ГЭС, передает корреспондент ИА REGNUM Новости...
02.04.2010 Госдеп: США не собираются строить в Киргизии новых военных баз (3)
В планы Вашингтона не входит строительство в Киргизии новых военных баз, и Соединенные Штаты не стремятся к долгосрочному военному присутствию в республиках Средней Азии.
22.04.2010 Президент Туркмении обсудил вопросы подготовки к военно-тактическим учениям
Сегодня, 22 апреля, президент Туркмении Гурбангулы Бердымухаммедов провел совещание с руководителями военных и правоохранительных органов страны, в ходе которой была затронута тематика подготовки к военно-тактическим учениям "Galkan - 2010" (Щит-2010), передает корреспондент ИА REGNUM Новости...
06.05.2010 В Ташкенте пройдет большой праздник в честь ветеранов
ТАШКЕНТ, 6 мая. /УЗИНФОРМ/.8 мая в преддверии Дня памяти и почестей в Ташкенте в парке Центрального дома офицеров на улице Амира Темура состоится большой праздник в честь ветеранов войны и труда, на котором для 250 ветеранов будет организован праздничный стол и большая концертная программа - песни военных лет ...
26.01.2013 Эксперт о Кумторе: "Вопрос об инвестиционной репутации теряется в тумане коллективной ярости"
"Расторжение договора с Кумтором нанесет урон инвестиционной репутации Киргизии", - бизнес-аналитик прокомментировал ИА REGNUM требования киргизских властей отмене соглашения 2009 года по работе крупнейшего в Киргизии золотого рудника Кумтор с компанией Centerra Gold Inc.
Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?
Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста зарегистрируйтесь.
Google Search
Google

Web arianastorm.com

Топ Новостей
1: Китайская и французская нефтяные компании подали иск в международный арбитраж на таджикского партнера
Hot NEWS!
Просмотров - 787


2: Кыргызстан: Суд снова отказал адвокату в иске против президента страны
Просмотров - 627

3: Эксперт – о турецком кризисе: возвращение военных в политику, курды и сирийская ловушка
Просмотров - 578

4: Артисты театра имени Маяковского написали заявление об уходе
Просмотров - 576

5: Узбекистан: Утверждены правила временной прописки (регистрации по месту пребывания) в Ташкенте
Просмотров - 557

6: В Москве осталось всего пять «Школ русского языка» для детей мигрантов
Просмотров - 537

7: Телеканал «Дождь»: Главу Союза журналистов Казахстана задержали накануне выборов
Просмотров - 534

8: Казахстан: Председатель правления Союза журналистов задержан и обвинён в хищении государственных средств
Просмотров - 529

9: Президент Узбекистана приедет в Москву с государственным визитом 25-26 апреля
Просмотров - 512

10: Глава МВД Таджикистана обсудил с послом Индии вопросы сотрудничества в борьбе с терроризмом
Просмотров - 510

Google 120X240
Ссылки

Главная | Actual Topics | Статьи | Обратная связь | Guest Book
Генерация: 0.313 сек. и 11 запросов к базе данных за 0.266 сек.
Powered by SLAED CMS © 2005-2007 SLAED. All rights reserved.